Ведьмак: Интервью с писателем Анджеем Сапковски

Лиам Нисон спросил, кто такие рыцари джедаи, - он коротко сказал: это миротворец. В случае с ведьмаком дело не кажется таким простым (в конце концов, жертвами чаще становятся люди - в основном «человеческие звери» - чем монстры). Не могли бы вы попытаться определить собственное определение вашей ведьмы?
И что здесь заманчиво, так как я позволю себе перефразировать, ведьмак, что это, все видят? Персонаж - может быть, это не мешает вспомнить - родился как герой одноэтажного, я не ожидал каких-либо «дальнейших эпизодов» или продолжений. Фигура ведьмака была непосредственно получена из принятой концепции фантазийного письма, то есть процедуры, называемой euhemerization.В сказке eukhemeryzowanej ведьмак не был профессионалом сказки, профессиональным, делающим - за деньги - то, что в сказках знати делают szewczykowie, портные, принц, Персиваль и неправильные рыцари. Однако когда выяснилось, что «продолжение произойдет», мне пришлось немного усложнить фигуру, добавить выражения, дать проблемы, одним словом, сделать из ведьмака что-то вроде постмодернистского «героя нашего времени». Однако все эти усилия были вызваны необходимостью сделать сюжет и сюжет более привлекательными, а не желанием составить какое-то мудрое определение для персонажа. В своем нынешнем виде ведьмак - это творение и дитя истории, а не наоборот.
Нельзя отрицать, что одной из главных задач этой съемки была съемка реалистичных сцен сражений (о хореографии сражений заботился мастер айкидо шестого дана - Яцек Высоцкий). Вы когда-нибудь сталкивались с фильмом, который частично соответствовал бы вашему видению батальных сцен, появляющихся на страницах «Меч судьбы» и «Последнее желание»?
Я бы отрицала, что меня обвинят в подражании Имонии, но я не буду скрывать своих юных (старых!) Увлечений. И «крест, искусство» Володейовского и циничный, меч д'Артаньяна, а также Куросава, самурай и кодекс Бусидо. Описания подпрыгивающих стрел от арбалетов и луков, повторенные в моих текстах, являются впечатлением от фильма о самурае Мусаси, легендарном и непревзойденном мастере меча.
Вы когда-то говорили, что «кинематографическая фантазия не защищает себя», но с другой стороны вы высоко оценили самого «Конана-варвара» Милиуса (в общем, неудивительно, что в конце концов Милиус, в конце концов, является соавтором «Апокалипсиса времени») Какие фильмы из жанра фантазия, для Господа как зритель, но они «защищают»?
Проклятие фэнтезийного фильма - это две вещи, по порядку: непонимание сути жанра и тандесиарство. Вот почему защищаются только четыре фэнтезийных фильма: варвар-варвар Джон Милиус, экскалибур Джон Бурман, Уиллоу Рон Ховард и Ледихок Ричард Доннер.
Для многих фэнтезийные книги все время остаются чем-то худшим, недостойным литературы. А книги, как и фильмы, хорошие или плохие. Почему в этом случае нежелание создателей заниматься литературной фантазией (а нам действительно есть чем гордиться, о чем я упомяну только Феликса У. Креси)?
Очень, очень, вы хотели бы отправить этих «многих» дьяволу, сначала объяснив, откуда у меня их «отвращение» и сколько непрофессиональных практик я допускаю к ​​ней. Я воздержусь, однако, и отвечу sine ira et studio. Неохотные фантазийные существа иррационально думают, что истории о драконах, эльфах и волшебниках - это сказки, а сказки - ipso facto - в конце концов, адресованы неразумным детям. Следовательно, нужно быть программной фантазией о нежелании, потому что, кто бы ни пожелал, это неразумно, инфантильно или по-детски. У других, в свою очередь, есть фантазия отворачиваться от «реальности» и «важных дел» - забыв о том, что однажды сказал Джонатан Кэрролл, - что другой литературы нет - как это фантастично, что - перефразируя - нет абсолютно никакой разницы между фантазией истории Анны Карениной и история фантастической ведьмы. Наконец, третья группа неохотно - как очаровательна своей простотой - не любит фантазий на ... свою популярность, потому что все, что широко читается, нехорошо, а литература недостойна.
Правда, фабрика грез еще не просила Господа, но я думаю, что это только вопрос времени. Вы когда-нибудь задумывались над тем, как будут выглядеть съемки вашей мечты о приключениях Геральта? Кого бы вы увидели в главных ролях на табуретке режиссера?
Конечно, это может быть только забавно, я никогда не думал ни о чем подобном в своей жизни, или тем более, что я не сопоставлял персонажа с актером или каким-либо известным лицом, даже подсознательно. Устав от фанатов, я выбрал Кевина Костнера как ведьму, а Мадлен Стоу - как Йеннефер. Но все же, повторяю, у меня это шутка, так как «фабрика мечты» остается только мечтой
Во многих интервью вы подчеркивали, что долгое время практически никогда не ходили в кино. Почему?
Почти всю взрослую жизнь я находился в тисках никотиновой зависимости, настолько мощных, что не было никакого способа выдержать скрининг без сигареты, поэтому я превратил кинотеатр в телевизор и привык к нему. Я был освобожден от зависимости, это не было привычкой.
Показы литературных произведений, совпадающих с замыслом писателя, крайне редки. В каком климате должен содержаться «Ведьмак», чтобы он соответствовал вашим ожиданиям как зрителя?
Ну, ничего, только для того, чтобы подтвердить печальный факт, что показы литературных произведений, которые пересекаются с намерением автора, редки, в равной степени адаптации столь же хороши, как и литературные прототипы. Но - вводный бас перед кинематографистами - есть, хотя еще реже, показы от адаптированного прототипа лучше. Эта проблема существует с самого начала кинематографа и будет существовать столько же, сколько кино, поэтому копаться в ней бессмысленно.

Разработано на основе материалов дистрибьютора
Интервью провел Марек Людвицкий