Права меньшинства Должны быть отвоеванные сейчас - ЛГБТ-люди о '' сафари '' на активистов, гомофобию и гранты

О правах ЛГБТ-сообщества в Украине вслух заговорили не так давно, когда в 2012 году начали проводить Марши равенства, а самые смелые устраивали каминг-аута. И если к тому большая часть общества жила так, будто геев и лесбиянок не существует, то с их признаниями все чаще заговорили о традиционных ценностях.

Шесть лет спустя украинские гомосексуалы заручились поддержкой европейских стран, но их так и не приняло украинское общество. У людей до сих пор возникают вопросы: кто ущемляет ЛГБТ и что же на самом деле они добиваются, выходя на улицы.

Страшно быть ЛГБТ-человеком в Украине? Почему геи и лесбиянки бежали с востока Украины? Правда ли, что сообщества "подсели" на гранты?

Накануне Марша равенства в Киеве "Украинская правда" спросила об этом киевских ЛГБТ-активистов: председатель общественной организации "Инсайт" Елена Шевченко и руководителя PR-департамента "КиевПрайд-2018" Тимура Левчука.

- Обычно к Маршу равенства в Киеве и других городах готовятся не только ЛГБТ-сообщества, но и организации-оппоненты. В этом году на киевских активистов вашего сообщества объявили «сафари». Чего вы ожидаете во время Марша?

Тимур: Готовятся они достаточно активно, потому что впереди выборы. Оппоненты хотят максимально увеличить свою видимость в глазах общества с надеждой, что их поддержат.

"КиевПрайд" начался еще 8 июня, и на него никто не нападал. Полиция всегда охраняет наши мероприятия. Правые не приходили, это свидетельствует, на мой взгляд, о том, что они готовятся к Маршу равенства и сосредотачивают свои силы именно на этом событии.

О правах ЛГБТ-сообщества в Украине вслух заговорили не так давно, когда в 2012 году начали проводить Марши равенства, а самые смелые устраивали каминг-аута

Тимур Полиция всегда охраняет наши мероприятия

Все фото: Эльдар Сарахман

- Вы считаете, что это сугубо политика?

Тимур: Да.

Елена: Праворадикалы действительно готовятся и уже объявили так называемое «сафари». Они опубликовали, на кого именно идет охота, сколько баллов будет зарабатывать человек, нападет на конкретного активиста или активистку. Там фигурирует четыре человека, в том числе - я. После некоторой реакции со стороны полиции эти публикации убрали.

Мы заявление в полицию подали, надеюсь, будет расследование, и тех людей наконец привлекут к ответственности. Потому что это проблема для Украины - их не привлекают к ответственности.

Или это политика? Да конечно. Скоро выборы, и все готовятся к ним. Также, прямо скажем, имеют место бизнес-интересы, перераспределение сфер влияния. Каждая эта праворадикальной организацией под какой-то политической партией ходит.

И это не только нападение на активистов или активисток, это в повестка по консерватизма в Украине. Так лучше, легче манипулировать избирателями, которые думают меньше, имеют меньше свободы. Государство, в котором большая цензура - именно за это выступают праворадикальные организации. Они так хотят закручивать гайки.

- А вас политические партии не поддерживают?

Тимур: Отдельные члены политических партий выходят на марше.

- Кстати, как раз перед проведением Марша равенства Евросоюз призвал, чтобы к мероприятию присоединились представители правительства, Верховной Рады, Администрации президента. Или уже кто-то обращался к вам?

Тимур: Нельзя сказать, что поддержки как таковой нет. Она есть, но небольшая. В прошлом году на Марше было около 12 депутатов , Если я не ошибаюсь. Но в этом году говорить о какой-то большую поддержку сложно. Мы не видим запроса и готовности прийти.

- В Украине редко проводят опросы или исследования на тему ЛГБТ. По некоторым данным, в Украине до миллиона человек, принадлежащих к сообществу. Но на акции выходят всего несколько тысяч.

Тимур: Надо понимать, что сообщество очень закрытой, но каждый год нас становится больше. Ранее было 250, потом 500, потом тысяча. Количество участников ежегодно растет, но это не говорит о том, что ежегодно сообщество становится более видимой. Пока люди не будут убеждены, что это безопасно, они не будут выходить.

Елена: Здесь еще надо смотреть на размер сообщества. Давайте возьмем любую другую: цыгане, люди с инвалидностью, женщины. Например, женщин в Украине более 50%, и все ли они выходят на марши за свои права? Конечно, нет. Потому что сообщества очень разные.

Потому что сообщества очень разные

Елена: Например, женщин в Украине более 50%, и все ли они выходят на марши за свои права? Конечно, нет

Не всегда эти люди хотят выходить на какие-то акции. И это не должно быть требованием к ним. Это требование к государству: чтобы она обеспечила равные права для всех, не только для ЛГБТ-сообщества. Именно на этом настаивают на Марше равенства.

Если мы доживем до тех времен, когда будет как в европейских странах, то увидим, что прайды - это не только для ЛГБТ, это праздник, день равенства для всех.

- Можно ли говорить, что украинское общество не поддерживает ЛГБТ-за неосведомленности? Банально, в иностранных сериалах, фильмах и ток-шоу мы часто видим представителей сообщества. В Украине это пока сложно представить.

Тимур: Мне кажется, что все меняется в любом случае, мы видим больше ЛГБТ-людей на телевидении. Не так часто, как нам бы хотелось, но освещается эта тема. Шаг за шагом у нас появятся ЛГБТ-герои в сериалах и фильмах.

- Но для этого нужно что-то делать.

Тимур: Я согласен, но ЛГБТ-люди тоже присутствуют в киноиндустрии. И это вопрос времени, когда, например, Госкино будет готово поддержать сюжет, где одним из главных героев станет представитель ЛГБТ.

Елена: Думаю, надо смотреть качественно на то, что снимают в Украине, и как медиа освещают тему ЛГБТ.

Например, в той же Швеции или Европе в целом о событиях, связанных с ЛГБТ и другими сообществами, рассказывают иначе, чем у нас. Это не о скандале, не о "клубничку" или желтую прессу. Это о том, чтобы показать разнообразие людей.

На Западе говорят о людях с инвалидностью с уважением. Если есть проблема с мигрантами, они показывают жизнь человека, а не говорят, что вот цыгане, кого грабили. Вопрос не относится "или хорошо над ними совершать самосуд".

В той же Швеции или Европе в целом о событиях, связанных с ЛГБТ и другими сообществами, рассказывают иначе, чем у нас

Закон говорит, что нельзя нападать на людей, бить их, курить их вещи или лагерь. Это ненормально, даже если часть народа это поддерживает.

Государство служит обществу, она регулировать сложные отношения между группами людей. Даже если есть ненависть, задача государства - то с этим делать. И медиа должны выполнять очень важную роль в этом. Надо делать социальное телевидение.

- То есть в Украине привлечь внимание к ЛГБТ-сообществу возможно только из-за скандала?

Елена: Да, конечно, скандал, грязное белье. Потому что до сих пор является представление, что люди будут только на это реагировать, но это и формирует запрос.

- А как общественные организации доносят нужную информацию и объясняют, что такое ЛГБТ-сообщество?

Тимур Во многих организаций есть свои соцсети, платформы, где размещается информация. Еще мы работаем своеобразным "мостиком": часто медиа обращаются к нам, чтобы найти героев. Очень важно не игнорировать СМИ. Я, например, не отказываю в интервью. Не хочу, чтобы на каком-то канале или в газете кто-то говорил меня.

Не хочу, чтобы на каком-то канале или в газете кто-то говорил меня

Очень важно не игнорировать СМИ. Я, например, не отказываю в интервью. Не хочу, чтобы на каком-то канале или в газете кто-то говорил меня

Лена: Мы должны формировать информационную повестку. У нас есть медиа-платформа UPDATE, которую мы создали, чтобы говорить о сложные темы простым языком. И о различные темы в одном материале. Задача - показать каждому человеку в Украине, что права человека - это не только о правах отдаленных от тебя групп. Это о тебе.

- Ваши оппоненты выступают с лозунгами вроде "Традиционная страна - здоровая Украина". Объективно, их концепция побеждает, ведь ее поддерживает большинство украинский. Или вы делаете что-то для того, чтобы ваша позиция была также поняла обществу, чтобы вас поддерживало больше людей?

Тимур: Сложный вопрос, потому что это одна из наших проблем: мы говорим сложно для общества и вообще трудно понять, чего мы хотим. Для большинства людей права человека - это хорошая минимальная зарплата.

С другой стороны наши оппоненты никогда не разъясняют, что такое "традиционные ценности", что они в это вкладывают. Очень трудно противодействовать простым месседж, а тем более дезинформации.

Как правило, наши оппоненты играют на эмоциях и страхах. Они говорят: вот, будет гомодиктатура (недавно женщина секретаря СНБО Александра Турчинова опубликовала свой блог под названием " Гомодиктатура. Как развращать детей "- УП). Если ты аналитическое и критическое мышление, то понимаешь, что это абсурд. Но для большинства людей, к сожалению, это работает, они в это верят, и мы видим поддержку наших оппонентов.

Это длительный процесс - объяснение обществу прав человека. Понемногу он движется и в Украине. А ЛГБТ-сообщество - не единственная, кто пытается это донести.

А ЛГБТ-сообщество - не единственная, кто пытается это донести

Надо менять систему образования. Мы видим, как это трудно сделать, начиная с антидискриминационной экспертизы учебников

Елена: Необходимы комплексные меры. Надо менять систему образования. Мы видим, как это трудно сделать, начиная с антидискриминационной экспертизы учебников.

Простой пример - учебник по математике для начальной школы. В задании написано, что мама для салата взяла пять фруктов, а в папиной лавки восемь полочек. Предлагается убрать и написать просто - в магазине столько-то полочек, для салата взяли столько-то фруктов. Убрать, что мамина сфера - домашняя, а отца - бизнес.

Читайте также

Но люди начинают терять рассудок. Кричат, что искажается картина мира. Настолько глубоко эти стереотипы засели.

Вот мы и имеем такое эрегированный общество, потому что это - роль женщины, а это - мужчины. С этого все вытекает. Кому разрешено больше, а кому-то - меньше. И люди это естественным.

- Ваши оппоненты начали обвинять, что теперь гомосексуалы будут нарушать права гетеросексуалов. Что скажете на это?

Елена: Это нонсенс. Права большинства нарушить невозможно. И еще - права в целом для всех должны быть одинаковыми. Как можно нарушить права господствующей сообщества, их должно по умолчанию? А права меньшинства должны быть отвоеванные сейчас.

Например, мы, ЛГБТ-сообщество, за что сейчас боремся? За то, чтобы у нас были такие же права, как у гетеросексуального большинства. Почему в сознании некоторых людей это искривляется.

Они путают некоторые права с привилегиями. Например, гетеросексуальная человек может заключить брак или усыновить / удочерить ребенка своего партнера / партнерши. Мы боремся за то, чтобы нам на законодательном уровне это позволили. А эти люди думают, что это их исключительное право - иметь такую ​​привилегию.

- Весной этого года в Николаеве трое несовершеннолетних убили 39-летнего гея. Таких историй о насилии над ЛГБТ-людьми много. Что значит быть геем или лесбиянкой в Украине?

Тимур: Я никого не удивлю. К сожалению, многие украинский боятся за свою жизнь и чувствуют себя в опасности. Но ЛГБТ в этом случае чувствует себя еще в меньшей безопасности. К сожалению, очень много ЛГБТ-людей едут из страны. Они просят убежище в европейских странах, США, и нас это должно огорчать.

Елена: Кроме физического насилия есть важный момент, о котором мы часто думаем. Это психологическое давление.

Если ты гетеросексуальная человек, ты не задумываешься ежедневно над тем, во что одеться, куда пойти, во сколько возвращаться домой. Тебе не надо оглядываться, когда идет незнакомая компания.

Когда ты представитель ЛГБТ и идешь со своим любимым человеком в кино или ресторан, ты никогда не знаешь, как отреагируют люди

Когда ты представитель ЛГБТ и идешь со своим любимым человеком в кино или ресторан, ты никогда не знаешь, как отреагируют люди. Не знаешь, как это будет в общественном транспорте.

С этим психологическим давлением ты живешь каждый день, каждый час. Ты не можешь просто расслабиться и отдохнуть. Мне более-менее удается, когда я еду за границу.

- Угрозы так и остаются угрозами или против вас применяли силу?

Елена: Было несколько нападений на меня в течение последних трех лет. Это не было какое-то массовое избиение, но это неприятно, потому что ты знаешь, что за тобой следят, могут напасть. И ты пытаешься быть в каком-то людном месте, скорее идти. В моей ситуации это происходило больше со стороны мужчин.

Тимур Левчук извинился и пошел на запад, какой именно должен был проводить. Мы с Леной продолжили разговор вдвоем.

- В Украине есть программы, которые помогают ЛГБТ-людям. С какими проблемами туда чаще всего обращаются геи и лесбиянки?

Лена: Мы работаем с учителями, психологами, социальными работниками, стараемся сотрудничать с полицией.

Например, у нас с 2014 года действует программа "Шелтер" для ЛГБТ-людей, которые выехали из зоны боевых действий. Это четырехкомнатная квартира, где они живут. Мы им помогаем. Кто-то потерял документы, кто-то убежал просто без одежды. Также есть индивидуальная психологическая и юридическая помощь.

Ушло очень много людей.

Вообще "русский мир" - это о преследовании ЛГБТ. Законы, действующие в России о запрете "пропаганды гомосексуализма", теперь действуют и на Донбассе.

Там начали собирать информацию о ЛГБТ-людей, отслеживать тех, кто согласно сплетнями похож на гея или лесбиянку. Начали шантажировать, бить, насиловать.

Другие ОО тоже очень много делают. Но этого всегда будет недостаточно, потому что у нас нет каналов для донесения информации, которыми владеет государство. Нет доступа в школы, университеты, мы не работаем над учебными программами. Поэтому мы не сможем так системно работать.

- Вы пытались, например, приходить к тому же Министерства образования, вносить свои предложения, сотрудничать?

Лена: Конечно. Ранее реагировали очень отрицательно, сейчас некоторые из моих знакомых работает над этой антидискриминационной экспертизой, и я надеюсь, что будут изменения, уберут моменты о "цыган", "жидов", поработают с гендерными стереотипами.

Но мы также видим реакцию радикальных групп и церкви , Которая выступает против. Очень много поддержки сейчас получают праворадикальные организации. Недавно стало известно, что тендер на проведение мероприятий для молодежи выиграли две праворадикальные организации, и это в пределах национально-патриотического воспитания.

- Ваши ОО также проводят много мероприятий, в частности, за счет иностранных партнеров. В последнее время вам все чаще обвиняют "грантоедства".

Елена: Да, государство Украина выживает за счет грантов ! Она - дотационная страна, которая получает деньги от европейских стран.

А откуда еще взять деньги? Если мы, например, написали проектную большую заявку, хотим оказать помощь людям, которые бегут с востока от войны. Если вы называете нас после этого грантоеды, то ок, мы грантоеды. Что здесь плохого?

Затем мы отчитываемся, а еще мы из этих иностранных денег платим большие налоги. Вопрос в том, что Украина с тех международных грантов на права человека денег почти не выделяет.

- Еще один стереотип о ЛГБТ-сообщество: если дети будут видеть отношения гомосексуалов, то и сами ими станут ...

Елена: Как будто это передается, как инфекция (улыбается). Это очень смешно, потому что когда речь идет о гетеросексуальность, все говорят о любви, о семье. Когда речь заходит о гомосексуальности, то начинают говорить о сексе и то с ним связано.

Так вот, когда говорят, что мы выставляем то напоказ, то это на самом деле то, что гетеросексуальные люди выставляют напоказ каждый день.

Так вот, когда говорят, что мы выставляем то напоказ, то это на самом деле то, что гетеросексуальные люди выставляют напоказ каждый день

Когда говорят, что мы выставляем то напоказ, то это на самом деле то, что гетеросексуальные люди выставляют напоказ каждый день

То есть я выставляю напоказ то, что я хочу жить со своей семьей, любимой девушкой, хочу равных браков.

Гетеросексуальность мы видим каждый день, и нам не кажется, что это выставление напоказ. Каждый день я еду в общественном транспорте и вижу семьи с детьми или без, которые держатся за руки в ресторанах, кино, просто на прогулке, а когда я иду со своей девушкой, то почему это - выставление напоказ.

- А есть страны, где еще больше гендерное неравенство?

Елена: Мне бы хотелось сказать, что мы лучшие от России, но здесь смотря с чем сравнивать. Не очень далеко мы отошли от России по гомофобии и трансфобии. Что отличает - это не принято на законодательном уровне.

- И когда это изменится? Можно давать прогноз на 5, 10, 50 лет?

Елена: У людей просто нет времени ждать те 50 лет. Если ты не занимаешься активизмом, а хочешь сегодня иметь семью, чтобы она была законодательно защищена, то у тебя нет выбора.

Ты хочешь оформить опеку, жениться и чтобы тебя просто не убили? Этого в Украине сейчас сделать невозможно, надо бороться каждый день.

Страшно быть ЛГБТ-человеком в Украине?
Почему геи и лесбиянки бежали с востока Украины?
Правда ли, что сообщества "подсели" на гранты?
Чего вы ожидаете во время Марша?
Или это политика?
А вас политические партии не поддерживают?
Или уже кто-то обращался к вам?
Например, женщин в Украине более 50%, и все ли они выходят на марши за свои права?
Можно ли говорить, что украинское общество не поддерживает ЛГБТ-за неосведомленности?
То есть в Украине привлечь внимание к ЛГБТ-сообществу возможно только из-за скандала?